Поиск по материалам:

Вернуться на главную

ГлавнаяХроника событийНаучно-популярный журнал «Интеллектуальный капитал»


Как высшее образование РФ становится прикладным бакалавриатом


Рубрика: Научно-популярный журнал «Интеллектуальный капитал»

Автор публикации: Марина Артамонова Найти все публикации автора

Опубликовано: 12/03/2017 10:54

Как высшее образование РФ становится  прикладным бакалавриатом

Владимир Филиппов, глава ВАК, выступая на круглом столе в Госдуме  РФ, посвященном теме  подготовки научно-педагогических кадров, озвучил «назревшее», по его мнению, предложение: приравнять зарубежную степень PhD (прим. – доктор философии) к российскому «аналогу»  –  ученой степени доктора наук. 

«Из 36 стран АТЭС только две не ввели PhD — это Россия и Вьетнам. Поэтому эту задачу надо ставить, конечно. Но хочу подчеркнуть, что новая схема аспирантуры способствует введению именно PhD, чтобы наш доктор наук был равен этому PhD. Оставим доктора наук, но надо приравнять его к PhD», — сказал тогда  Владимир Филиппов. 

Казалось бы, что в этом выступлении 13.12.2016г.  перед политиками и чиновниками в сфере образования было такого, что могло бы привлечь внимание научной общественности? Но именно в этом предложении содержался глубокий смысл различий между  системами российской науки и  зарубежными. Попробуем разобраться в этом вопросе.

К этому решению Россию ненавязчиво подталкивали последние двадцать лет. Действительно, необходимо учитывать в системе ученых званий  степень PhD хотя бы в административных целях: зарплатной  тарификации, требований к показателям  цитируемости, публикационной активности, научной эффективности и прочих классификационных характеристик. 

Однако, как вообще могло произойти, что звание доктор наук, обозначающее личный вклад в развитие научной школы, научного направления, приравнивается к PhD? 

За двадцать лет российская высшая школа претерпела ряд структурных преобразований. Реформы привели к потере престижа высшей школы и утрате конкурентоспособности на международном рынке образования, а в результате и к понижению статуса каждой из ступеней (уровней) образовательной структуры РФ.  Попробуем это доказать: проследить как в законодательных документах РФ были последовательно закреплены изменения, которые привели к снижению образовательных уровней в той части системы российского системе образования, которая относится к высшей школе (вузовскому, университетскому образованию).  

Этапы трансформации системы высшего образования РФ. 

Одной из сущностных функций института образования является воспроизведение профессиональной структуры общества. В реализации этой функции в условиях социальных перемен последних трех десятилетий в РФ отразились изменение профессиональной структуры и общественных потребностей. 

Трансформация системы высшего образования в постсоветский период происходила поэтапно, что нашло полное отражение в законодательных и нормативных документах Минобрнауки России, беглый взгляд на подтверждает факт смены образовательной парадигмы в современном российском обществе. Попробуем кратко обозначить периоды. 

Первый этап. В конце 1990-х годов в России сложились структура высшей школы и системное содержание образовательных программ, что было закреплено в законе «Об образовании» (1992 г.) и тогда же – в образовательном стандарте ГОС ВПО так называемого первого поколения. 

Далее в 1992г. ведомственным актом была введена подготовка бакалавров и магистров.  Подготовка магистров регламентировалась Положением о магистратуре без разработки государственных образовательных стандартов, что давало свободу в определении содержания образовательных программ наиболее продвинутым вузам. Подготовка бакалавров и магистров в 1994г. была нормативно закреплена постановлением Правительства РФ от 12.08.1994г. № 940 «Об утверждении государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования», которым устанавливалось, что основные образовательные программы магистров и специалистов являются программами одного уровня. Согласно новому Закону об образовании, вступившему в силу 01.09.2013г., аспирантура относится к третьему уровню высшего образования со всеми вытекающими последствиями в виде присвоения квалификации и выдачи диплома.  При этом от аспиранта уже не требуется вести научную работу: он может просто прослушать определенные курсы и сдать экзамены.

 Академическое сообщество воспринимало программы 4+2 (бака-лавр+магистр) и 5-летние программы специалитета как равнозначные, при этом большинство вузов оставалось традиционно в русле специалитета. Перечень высшего профессионального образования в первом поколении насчитывал 92 направления подготовки и 422 специальности. Никто еще пока не предчувствовал законодательной угрозы. 

В 1996 г. был принят ФЗ «О высшем и послевузовском профессио-нальном образовании», в соответствии с которым в 2000г. были ведены в действие ГОС ВПО 2-го поколения. Стандарты предусматривались и для магистерской ступени программ, но магистратура по-прежнему воспринималась как продолжение программ бакалавриата по одноименным направлениям. 

Государственные работодатели постепенно исчезали и вырождались в связи с экономическими кризисами, а частные – не сформировались как заказчики, которые могли бы предъявить свои требования к системе высшей школы. В 2000г. в обществе активно заговорили о новом поколении стандартов, позже об общекультурных и социально-личностных компетенциях как о приоритетных в связи с объяснением и оправданием необходимости ступени бакалавра: быстрая подстройка под изменчивый мир информационных технологий, широкий диапазон возможного трудоустройства бакалавра и т.д., и т.п.

Срок обучения в бакалавриате 4 года.  Велика  вероятность изменений за это время: 1) запросов рынка труда, 2) новых трендов и инноваций в технологиях производства, которые невозможно отследить в образовательных программах, 3) собственно приоритетов и выборов студента, 4) объективных жизненных(финансовых) обстоятельств в контексте сертификации за-конченного уровня образования,5) и главное, более широкий диапазон трудоустройства: нет узкой специализации.  

В отличие от профессиональных, личностные характеристики (компетенции) выпускников применимы ко всем направлениям и специальностям и как нельзя более подходят в качестве оценки образовательных результатов для программ бакалавриата. 

В соответствии с действующим на тот момент Перечнем в системе ВПО тогда существовало 240 стандартов подготовки бакалавров и магистров, по 120 направлениям подготовки – 215 стандартов специалистов и 88 стандартов – по направлениям подготовки дипломированных специалистов (для 320 специальностей). 

Второй этап можно связать с 2003 г., когда Россия присоединилась к странам Болонской декларации. Таким образом, первый этап внедрения Болонской системы стандартизации двухуровневой структуры образовательных программ шел опережающими темпами, поскольку экономика в этот период еще сохраняла иллюзии советской фундаментальности, и невостребованность пятилетней подготовки специалистов для разрушенной промышленности еще не стала столь очевидной. 

Консервативность и внутренний саботаж, сопротивление вузов внедрению бакалаврских программ, позволило сохранять традиционный специалитет вплоть до 2007г. Это подтверждается данными ежегодного отчета РФ на совещании министров стран – участниц Болонской декларации 2007г., в котором указано, что по программам бакалавриата в 2006г. в России обучалось 7 % от числа студентов, осваивавших реализуемые образовательные программы, по программам магистратуры и специалитета занимались 0,4 и 92% соответственно. Сопоставление численности студентов, обучающихся в этот период по новой двухуровневой структуре, и численности студентов традиционного специалитета (1:1000), позволяет заключить, что Болонская система не принималась академическим сообществом и более чем 10-летний период существования образовательных стандартов (бакалавр + магистр), что можно считать «приглашением» для вузов перейти на программы двухуровневой подготовки, не сделало этот процесс легитимным. 

Вероятно, именно это подтолкнуло реформаторов ускорить процесс «законного» закрепления Болонской структуры образовательных программ. 

Следующий этап можно соотнести с законодательным утверждением 2-х уровневой системы. 24.10.2007г. принят N 232-ФЗ «О внесении измене-ний в отдельные законодательные акты РФ (в части установления уровней высшего профессионального образования)» (Собрание законодательства РФ, 2007, №44, ст. 5280), согласно которому программы бакалавриата и магистратуры закрепляются как самостоятельные образовательные уровни, теперь магистратура не является продолжением бакалавриата. Программы специальности сокращаются более чем в три раза. Тем самым только четырехлетние программы бакалавриата становятся уровнем высшего образования, гарантированным государством. Причем, закон принимается с «оговоркой»: программы специалитета сохраняются, но их «перечень будет утвержден позже». Кроме того, закон утвержден в 2007г., а вступает в действие первоначально в 2010г., а в окончательном варианте – с 1 января 2011г., то есть массовый прием абитуриентов по новым правилам состоялся только в сентябре 2011г

Растянутость применения закона снимает протестную напряженность в образовательном сообществе (нет перечня – нет повода для обсуждения). Государство законодательно снимает с себя обязательства по финансированию пятого года обучения для всех образовательных программ, структура, которых организована в логике направления, то есть бакалавр+магистр, и фактически отказывается от конституционных гарантий уровня магистратуры. Бесплатное образование на программах магистратуры с 2011 года могут получать не более 20% выпускников, завершивших бакалавриат. 

Многие администраторы вузов  на первых этапах реализации этого закона не ощутили существенных изменений и, практически, все, кто выпускался по окончании программ бакалавриата, «перетекали» в магистратуру, продолжая образование по направлению. Это объясняется численностью студентов, которая не обеспечивает конкурсный прием в магистратуру. Как только волна, следующая за демографической ямой, обеспечит такой конкурс, 80% выпускников бакалавриата будут вынуждены довольствоваться только бакалавриатом либо учиться в магистратуре на платной основе.

В этот период закрепляется массовизация и коммерциализация высшей школы. Именно в эти годы медленно зреет смена парадигмы: переориентация восприятия высшего образования как (бесплатного) общественного блага меняется на представление об образовании как сервисной образовательной услуге. Процесс этот и сегодня еще далек от завершения, и если с первой частью тезиса население уже смирилось, то сервисность, клиентоориентированность (в Болонском измерении – «студентоцентрированный» подход) вызывает известное раздражение в академической среде. 

Этап 2012-2016 гг. От высшего профессионального к прикладному бакалавриату. Ведется разработка федеральных стандартов третьего поколе-ния: (ФГОС ВО; ФГОС 3+). Приведение их в соответствие с требованиями последней редакции ФЗ об образовании в РФ от 29.12.2012 № 273-ФЗ.

Внедряется трехуровневая структура бакалавр – магистр – аспирант (7), в которой закрепляется статус бакалавриата как прикладного профессионального уровня.

(И, кстати, согласно новому Закону об образовании, вступившему в силу 01.09.2013г, аспирантура относится к третьему уровню высшего образования со всеми вытекающими последствиями в виде присвоения квалификации и выдачи диплома. При этом от аспиранта уже не требуется вести научную работу: он может просто прослушать определенные курсы и сдать экзамены(минимумы) и получить право преподавания в университете)

В стандарте ФГОС 3+ было введено различие (специализации) – академический бакалавр и прикладной бакалавр и тем самым было подтверждено наличие двух ветвей образования – академической и прикладной.

Однако 25.03.2015г. выходит приказ Минобрнауки России № 270 (8) «О внесении изменений в приказ Министерства образования и науки РФ от 12.09.2013г. № 1061 «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования»», в котором был утвержден перечень подготовки по программам бакалавриата в новом виде – без разделения на академический и прикладной уровни. Упраздняется очевидное указание на наличие двух ветвей – образовательных траекторий, с выходом на рынок труда и продолжение академического направления.  Переоформлять доку-менты (дипломы), принятые до этого документа, не требуется, но в новых документах (учебные планы и др.) квалификацию следует указывать просто «бакалавр».

Таким образом, академический и прикладной бакалавриат уравниваются – не различаются, а, напротив, смешиваются. Бакалавриату придается негласный статус прикладного ремесленного уровня, что в принципе понижает его планку до среднепрофессионального уровня. Дело за малым – осталось только привыкнуть к этому. 

Из названия стандартов исчезает определение «профессиональное»: ФГОС ВО. Вместе с тем Минобрнауки России рассылает вузам Методические рекомендации по актуализации действующих федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования с учетом принимаемых профессиональных стандартов, утвержденные Министром образования и науки РФ Д. Ливановым 22.01.2015г.  Вероятно, объяснение этому – возобновление профессионализации: ориентированность на новую профессиональную структуру, которая складывается в результате экономических преобразований. Ориентированность на профессию возвращается в оценку результативности высшего образования, но уже с учетом трудовых функций, конкретики трудовых действий, без того широкого гуманитарного мировоззренческого аспекта, который определял вузовское образование как новую ступень «высшее образование». 

Таким образом, система высшей школы РФ опустилась ровно на одну ступень (уровень) за 20 лет (1996 г. - принят стандарт бакалавра первого поколения).

( Н/В) Новая прикладная профессионализация высшей школы РФ. Ориентация на узость профессионализации проявляется как противоречие между представлениями академической среды (образование) и представителями индустрии, работодателями (рынок).

Сегодня приоритеты заказа работодателей на образование очень конкретны, предметны и прагматичны. Обращаясь к понятию востребованности, мы рассматриваем не только структуру и динамику развития той или иной  отрасли, наличие и изменение числа потенциальных рабочих мест на рынке труда, но и  соответствие характеристик выпускника ожиданиям и  требованиям работодателя. Поскольку выпускник получает образование, чтобы обрести профессию и работу, а не наоборот, то, совершенно логично, что требования к результату образования формируют и формулируют работодатели – потребители выпускников. Форма, в которой сформулирована профессиональная деятельность для любой профессии в РФ (здесь: требования к умениям и навыкам выпускников), – профессиональный стандарт. 

Стандарт профессии, перечень трудовых действий и навыков, по совокупности – профессиональная деятельность, становится ориентиром для вузовских программ. Однако, профессиональные стандарты как отражение современной профессиональной структуры охватывают далеко не все существующие сегодня профессии, так как система их описания только складывается (Методические рекомендации по актуализации действующих федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования с учетом принимаемых профессиональных стандартов). 

Формирование профессиональных стандартов зачастую отражает только один вид профессиональной деятельности в рамках той совокупности навыков, которая составляет ту или иную профессию в целом. А нормативные документы позволяют ориентировать образовательные программы на конкретный профессиональный стандарт в отличие от  «широких» гуманитарных требований, которые были заложены в ФГОС первоначально. Благодаря этому, сегодня можно (и нужно) решать именно отдельные узкие профессиональные  задачи, перечисленные в стандартах. Таким образом, сейчас уровень профессиональной квалификации задается опытом работы, а не уровнем образования (Профстандарты Минтруда). 

На основании всего сказанного выше можно утверждать, что профессионализация, усиление прикладной составляющей высшего образования, ориентация на отдельные виды профессиональной деятельности и конкретных потребителей-заказчиков с неизбежностью приведут к снижению традиционного уровня высшего образования. Одновременно наблюдается институционализация новых форм бакалавриата как уровня профессионального образования (создание учебных заведений по примеру колледжей европейских стран, ведущих подготовку бакалавров). 

В российской практике реформирования мы имеем единичные примеры, де-монстрирующие успешный опыт создания и внедрения прикладного бакалавриата, совместившего форму учебного заведения (колледжа) и содержание программ высшей школы (бакалавриата). В этой перспективе можно рассматривать Проект, осуществленный в соответствии с постановлением Правительства РФ от 19.08.2009 г. № 667«О проведении эксперимента по созданию прикладного бакалавриата в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования» как итог эксперимента, который, увы, не получил дальнейшего распространения.

На основании всего сказанного выше можно утверждать, что профессионализация, усиление прикладной составляющей высшего образования, ориентация на отдельные виды профессиональной деятельности и конкретных потребителей-заказчиков с неизбежностью ведет к снижению традиционного уровня высшего образования.

Дегуматаризация как следствие экономической  рациональности.

Одновременно с этим в вузах происходит сокращение гуманитарной составляющей образовательных программ технических направлений.  При декларировании гуманитаризации образования, направленности на интересы личности база предметов (дисциплин и учебных часов), составляющих основу формирования личностных компетенций, ценностных установок сокращается, что заметно  отражается в ФГОС.  Политика сокращения перечня гуманитарных  дисциплин, часов нагрузки со стороны университетов, старение и уход старшего поколения профессорско-преподавательского состава, объективное отсутствие мотивации со стороны студентов – причины дегуманитаризации  высшей школы.

Это не может не сказаться  на самоидентефикации студентов как части социокультурной общности, исторически имеющей  право на территорию России и её многотрудную историю завоеваний и великих жертв в культурно-историческом процессе 

Тенденции сокращения гуманитарных дисциплин  подпитываются отторжением непрофильных знаний и форм преподавания со стороны студентов.  Тенденции сокращения гуманитарных дисциплин  подпитываются отторжением непрофильных знаний и форм преподавания со стороны студентов. В частности, этот вывод подтвердило пилотное исследование в рамках курса социологии (2,3 курсы, N =36),  анализ эссе студентов технических направлений, что рассмотрено  в статье Е.Б. Балацкого «Новые тренды в развитии университетского сектора».

Исследование отношения студентов технических вузов к преподаванию гуманитарных предметов показало: а) непонимание ими целей включения в образовательную программу гуманитарных предметов; б) нежелание/отрицание тратить время в ущерб учебным предметам, которые сами студенты считают профильными, полезными для профессиональной деятельности, в) оценка студентами методов преподавания (лекционно-семинарская система) как устаревших.

Рационализация трансакций вуз-студент-преподаватель приводит к снижению требований к результатам обучения по гуманитарным дисциплинам. В парадигме «студентоцентрированного подхода» и рационализации деятельности вуза студент, будучи потребителем и заказчиком образовательной услуги, покупает эту услугу (например, получение инженерного образования, профессии) для дальнейшей профессиональной деятельности. Вуз услугу продает (поставляет). Но продавец предлагает покупателю в качестве услуги не только инженерное образование, диплом-разрешение, допуск к профессиональной деятельности. Вуз предлагает интегрированный пакет услуг, который включает собственно образование по профессии, но также и общежитие, спортивные секции, КВНы, интересную студенческую жизнь, транспортную доступность и гуманитарные дисциплины как часть сопутствующих товаров и услуг. 

Рынок же сейчас требует профилизации знаний и рациональности учебного процесса, что неизбежно приведет к сокращению (ликвидации) гуманитарных дисциплин в непрофильных образовательных программах. Новые формы электронных курсов стимулируют процесс умирания гуманитарных кафедр в технических вузах.

Анализ политики вуза по отношению к преподавателям гуманитарных кафедр показал отсутствие внешней мотивации профессиональной деятельности. Сегодня это поколение имеет только внутреннюю мотивацию и почтенный возраст. Таким образом, профилизация знаний и рационализация учебного процесса неизбежно приведет к сокращению (отсутствию) гуманитарных дисциплин в непрофильных образовательных программах. 

Подготовка образовательных стандартов уже «непрофессиональной» высшей школы (ФГОС ВО 3++) на основе профессиональных стандартов. 

Заключение.

Вся совокупность факторов создает условия закрепления сегмента профтеха как «очень среднего» узкого профессионального образования под наименованием – бакалавриат. 

Можно предположить, если из программ бакалавриата убрать гуманитарную составляющую, то оставшийся сегмент образовательных программ будет поддерживать развитие экономики индустриального типа, что, в свою очередь, будет способствовать закреплению РФ в статусе развивающейся страны третьего мира. 

До последнего времени стремительное распространение высшего образования отодвигало на периферию общественных, научных, педагогических дискуссий проблемы среднего звена системы образования. Между тем сегодня получают все более широкое хождение представления о девальвации качества дипломов высшего образования в его массовом варианте, слишком экстенсивно и интенсивно откликнувшегося на запросы неразборчивого потребителя и неустойчивого рынка. 

Пути возрождения былого престижа вузовского диплома видятся инициаторами этой политики преимущественно в сокращении числа не оправдавших доверия вузов и их филиалов, что позволит, как им думается, восстановить механизмы более строгого отбора абитуриентов и, тем самым, поднять престиж вуза и эффективность диплома. 

Вряд ли можно надеяться, что такой путь даст положительный эффект. Во всяком случае, до тех пор, пока ужесточение правил входа в поле высшего образования не будет компенсировано вузам равноценными образовательными альтернативами. 

Именно среднему звену образовательной системы как потенциально эффективному поставщику квалифицированных профессиональных кадров переадресуются сегодня общественные надежды. 

Оправданы ли они? Победное шествие  компании WorldSkills (международная некоммерческая ассоциация, целью которой является повышение статуса и стандартов профессиональной подготовки и квалификации по всему миру, популяризация рабочих профессий через проведение международных соревнований по всему миру) тараном  вторглось в стандарты высшей школы РФ. Задача  –  соответствовать требованиям работодателей выражается (и вырождается) в  необходимость жесткого  соответствия  результатов образования  профессиональным стандартам  и, более того, детально трудовым функциям и трудовым действиям.  А что такое соответствовать? Заставить вузы готовить для надзорных организаций материалы доказательства этого соответствия: компетентностные карты, матрицы, ФОСы. 

Отдельная тема –  трудозатраты на внедрение  компетентностного подхода! Университетское образование  свертывается до проверки  способности выполнения  трудовых действий – должностных инструкций. И к этому сводятся результаты обучения в университете?  

Профессиональная структура РФ еще не сложилась как система, и тем более, её разумное системное описание в профстандартах. Деятельность, связанная с творческими профессиями, с исследовательской, академической  работой трудно поддается описанию в терминах действий с конкретными результатами и оценкой. Скромные опасения, что ориентация на стандарты профессиональной деятельности, допустимые и полезные для оценки  результатов  среднего профессионального образования, вряд ли однозначно положительны для высшей школы, перерастают в уверенность в неминуемом снижении уровня высшего образования в РФ, а также сознательном производстве человеческого капитала другого назначения и качества.

В долгосрочной перспективе тайные надежды крупных Российских университетов на устранение конкуренции за счет дифференциации на ресурсные группы, губительно скажется на всей системе. Первую и многочисленную группу составляют –  слабые, разной степени «неэффективные», вузы, находящиеся под постоянной угрозой немедленного отъема лицензии, и полностью подчиненные этому давлению. Они-то, обреченные делать исключительно предписанное стандартами, нормами, обязательными к выполнению «рекомендациями», и будут готовить по образовательным программам жесткого ремесленного бакалавриата (компетенции, они же результаты образования – трудовые действия и полное соответствие профессиональному стандарту). И другая группа - университетов, самозадающих цели и стратегии, с собственными стандартами. Но, увы, можем ли мы быть уверены, что высокоресурсная группа в отсутствии конкуренции получит абитуриентов должного качества? 

И, кто  займет пространство образовательного российского рынка: низкокачественные программы иностранных партнеров? 

Вероятно, сегодня можно констатировать, что латентные цели Болонского процесса, направленного, в том числе на продвижение образовательных услуг европейских университетов и устранение конкурентов (а российское образование было признанным конкурентным), в сегменте бакалавриата достигнуты вполне.

Таким образом, прослеживается определенная  последовательность в законодательной фиксации  снижения статусного уровня высшего образования в РФ за двадцать лет: с момента утверждения стандартов первого поколения 1994-1996гг. по настоящий момент – 2016 год.

Использованная литература:

1.Необходимо заметить, что в европейских документах не существует анало-га российского  ученого звания доктора наук

2.Сайт Министерства образования и науки РФ. Раздел Высшее образование. 3.Сайт Системы ГАРАНТ

4.Сайт Системы Консультант

5.Сайт Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации (дата обращения: 01.06.2016).

6.Палехова П.В. , Ломовицкая И.И. Колледжи Банка России: международ-ный опыт практикоориентированного обучения (статья) //Деньги и кредит. – Номер 9. 1-80. - 2012.

7.Балацкий Е.Б. Новые тренды в развитии университетского сектора // Мир России. – 2015. – № 4.

Марина Артамонова,

Кандидат социологических наук, аналитик Центра развития  социологического образования Высшей школы экономики.

Фото из архива автора.

Еще на эту тему:

Что думают ученые о санкциях, импортозамещении и новых точках роста.

Санкции и импортозамещение: что стало с промышленностью?

Тройку" нужно запретить, или Реформа образование стимулирует социальную сегрегацию?

ИНЖЕНЕРЫ ПОКА ЕСТЬ, НО СКОРО ОСТАНУТСЯ ОДНИ БАКАЛАВРЫ

Импортозамещение и Координационный совет по науке. Какая связь?

День российской науки в Ярославле

 

Редакция не несет ответственность за содержание информационных сообщений, полученных из внешних источников.
Авторские материалы предлагаются без изменений или добавлений. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Исключительные права на материалы, размещенные на сайте, в соответствии с законодательством РФ об охране результатов
интеллектуальной собственности принадлежат РСИ "Первый национальный", и не подлежат использованию другими лицами в любой
форме без письменного разрешения правообладателя. По вопросам приобретение авторских прав и рекламы обращаться в редакцию.
Статьи со знаком V публикуются на правах рекламы. Материалы со знаком А обозначают авторский материал редакции.
Издание выходит ежедневно. Информационная поддержка осуществляется Российским информационный агентством "Национальный альянс".


(c) 2010 - 2019 Свидетельство о регистрации СМИ Российское сетевое издание «Первый национальный» ЭЛ № ФС 77 - 59520 от 3 октября 2014г. Выдано Роскомнадзором Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+).

Свидетельство о регистрации СМИ Российское информационное агентство «Национальный альянс» ИА ФС77-55678 от 09 октября 2013г. Выдано Роскомнадзором. Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+).